Продюсер «Стиляг» Вадим Горяинов: «Наши фильмы часто приносят не прибыль, а убытки»

8f3fce503e711a6f0a617bfaaf32f226e64f4707Продюсер ЕДИНСТВЕННОГО прибыльного отечественного релиза (из 16, вышедших у него в прокат), военной драмы 2006 года «Живой» (бюджет — $1.6 млн, сборы — $3.21 млн) Вадим Горяинов дал в конце июля интервью «Вечерней Москве». Наиболее интересные ответы мы публикуем ниже:

Получается, наше кино начало окупаться?

Этим цифрам можно верить. Кстати, сейчас создали систему учета ЕАИС, она дает очень точные цифры по прокату и сборам. Все продюсеры давно об этом (?) мечтали. Особенно важным было ввести систему электронного учета продажи билетов. Что же касается кинотеатральных сборов, то в первом квартале доля русского бокс-офиса составила 48 процентов, а по году получится, думаю, процентов 30. Такой рост — с нуля (???) до 30 процентов — произошел за 14 лет, с 2004 по 2018 год. Русским кинематографистам приходится на своем рынке бороться с иностранными фильмами абсолютно на равных в основном, конечно, с Голливудом.

Но при этом налицо перемены. Даже в смысле бокс-офиса.

И у меня есть объяснение, почему это произошло. Тут сложились воедино несколько факторов. Первый – это то, что в 2008 году начали менять систему поддержки российского кино, и появился Фонд поддержки кино (ФК). Раньше деньги на кино распределяло только Министерства культуры. И эта поддержка была малоэффективная (а как же доля отечественного кино в 2005 году 29.8%?  – прим. Главреда), так как эти фильмы до проката не добирались (в десятке самых кассовых за 2005 год половина была российских – прим. Главреда) и редко попадали на международные фестивали. Эту систему удалось поменять. Теперь часть денег — на артхаусое кино и кино для детей (?), то есть на то, что априори не должно было принести прибыли, — распределяют через Минкульт, а другую часть – через Фонд кино, причем уже только тем компаниям и продюсерам, чья предыдущая деятельность была успешной в первую очередь в коммерческом плане.

А что у нас?

Русские продюсеры знают, что мы не можем соревноваться с американцами. На 10 миллионов долларов не снимешь то, что стоит 200 миллионов. Да, мы не можем сделать аттракцион, но зато делаем то, что берет русского человека за душу. Например, такие фильмы, как «Аритмия» или «Географ глобус пропил». Такой фильм не соберет в мире много денег, потому что это русское (?) кино. Вот сравним два фильма, в которых есть, при всех различиях, забавные пересечения.

80FD2Zo9K38-HOceeQlo-Q-defaultВ картине «Географ глобус пропил» и «Левиафане» и актеры играют похожие по уровню, и там и там Лядова уходит к другому, в обоих случаях рассказана некая архетипическая история. Но «Левиафан» собрал огромное количество призов по всему миру, и ничего не взял в России — ни зрителей, ни призов (вот это да!!! – прим. Главреда). А «Географ глобус пропил» ничего не собрал за границей, отборщики фестивалей смотрели и кривились: нам это не интересно. Но в России он собрал все – и «Золотого орла», и «Нику», был награжден в номинациях «Лучший фильм», «Лучшая режиссура», «Лучшие актеры». Он взял 5 миллионов долларов в прокате (наш продюсер считает в валюте! – прим. Главреда) – хотя мы почти ничего не потратили на его выход в прокат и раскрутку! Почему? Потому что мы попали в архетип.

Продюсер – это нервно?

Это вообще катастрофа. Тебе все время нужно где-то искать деньги, фильмы часто приносят не прибыль, а убытки. Проектов и желания снимать все равно всегда больше, чем денег, которые есть…

Ольга Кузьмина (vm.ru, полный текст здесь https://vm.ru/news/519853.html)