О. Березин: «Т-34» собрал, голливудские релизы недобрали – и какая радость от этого у кинотеатров?

csm_berezin_almaty_invest_2017__01ed43042cДоля зрителей российского кино в 2018 году увеличилась, при этом общие доходы кинорынка уменьшилась на 6–7 процентов. Председатель совета Ассоциации владельцев кинотеатров (АВК) Олег Березин объяснил, чем опасен государственный протекционизм в кино и почему киносообщество вступилось за мультфильм «Королевский корги».

— Расчистка экранов ради российских премьер уже стала рутиной. Почему столь резкую реакцию киносообщества вызвала именно история с «Королевским корги»?

— Тут важно, что история возникла всего за неделю до начала проката. Любая киносеть заранее планирует прокат на каникулы или праздники. Взрослым зрителям мы предложим такое кино, детям — такое и так далее. Никто из представителей киносетей не был против того, чтобы поставить «Гурвинека» на ту же дату (7 марта), что и «Королевского корги». Сегодня дети посмотрят «Гурвинека», завтра «Корги», послезавтра — «Как приручить дракона 3» еще раз. Не проблема. Для кинотеатра комфортная ситуация, когда у зрителя есть выбор. А когда у вас нет вообще никакого выбора, кинотеатры, естественно, «обижаются».

42805378-1076048— Кинотеатры могут неплохо заработать на единственном фильме, как показывает пример с «Т-34», но в итоге они все равно несут убытки. Почему?

— Перенос фильмов-конкурентов на другие даты — это звучит безобидно, но на деле заставляет остальные потенциально кассовые фильмы сваливать в одну кучу. В году всего 52 недели, и «кассовых» периодов не так много. Конечно, с одной стороны, кинотеатрам все равно, на чем зарабатывать. Если бы знали, сколько «Т-34» соберет в прокате ($33.34 млн или 2 млрд 316 млн руб/9.06 млн зрителей – прим. Главреда), никто бы и не переживал. В Петербурге стояли очереди в кинотеатры, все хотели попасть на «Т-34», но, с другой стороны, посмотрите, какой ценой этого добились! Помните, в конце прошлого года часть фильмов, которые могли составить конкуренцию «Т-34», перенесли на середину декабря — «Аквамена», «Гринча»… В итоге достаточно сильные зарубежные фильмы кинотеатрам пришлось свалить в кучу, хотя каждый из них мог собрать хорошую кассу. Но когда они выходят одновременно, то невольно отгрызают друг у друга прибыль. Получилось, что кучу фильмов, как я говорю, «сожгли в топке», а в начале февраля уже показывать было особо нечего.

Oleg-Berezin (1)— В декабре 2018 года министр культуры сделал громкое заявление: доля сборов отечественных лент в прокате увеличилась с 15.5 процента в 2012 году до 30 в 2018-м (на самом деле до 26.5% — прим. Главреда), то есть почти вдвое. Но при этом министр умалчивает, что общие доходы российского рынка кинотеатров в 2018 году упали. Вы можете это подтвердить?

— В прошлом году общие доходы рынка действительно уменьшилась на 6–7 процентов. Это связано с тем, что был чемпионат мира, с другими факторами; но можно также сделать вывод, что и политика Минкульта не способствовала увеличению рынка.

— В Минкульте понимают, что, если общие доходы рынка кинотеатров падают, это неизбежно отразится и на доходах от проката российского кино?

— Тут нужно понимать, в чем состоит собственный интерес министерства. В соответствии с государственной концепцией культурной политики, которая определяет задачи Минкульта в области кино, там всего три критерия успешности: увеличить долю российского кино в прокате, увеличить количество кинотеатров, увеличить долю зрителей российского кино. По этим критериям и оценивают работу министерства. Оно не отвечает за развитие кинорынка в целом, его интересуют конкретные показатели, за которые оно отвечает. Эти показатели не включают в себя развитие кинообразовательных программ, синематек или поддержку научной деятельности в кино. Не включают даже оценку просмотра российских фильмов на онлайн-видеосервисах, потому что они «по другому ведомству» — их Минцифры курирует. Много чего не включают…

32010_imax_img_1542— Рынок дистрибьюторов в России, в отличие от кинотеатрального рынка, практически монополизирован пятью крупными игроками. По идее, Минкульт тут и должен был бы реагировать — развивать конкуренцию. Но этого нет.

— У нас на рынке примерно 50 дистрибьюторских компаний, из которых действительно пять владеют 80 процентами рынка. Если дистрибьютор еще и представляет интересы той или иной киностудии, он может диктовать свои условия кинотеатрам. Я в свое время предлагал разделить: голливудские дистрибьюторы пусть занимались бы голливудским кино, а отечественные — российским. И тут российских дистрибьюторов как раз и можно было бы поддержать на госуровне. Но не в приказном порядке опять же, а создавая атмосферу, при которой участники рынка сами могли бы договориться о правилах игры. Главная роль, которую мог бы сыграть Минкульт,— установить прозрачные правила на рынке, которые будут содержать здоровый протекционизм, с одной стороны, а с другой — развивать конкуренцию. Но это должны быть понятные, постоянные, прозрачные правила, выработанные участниками рынка, а не так, что правила эти каждый раз меняются произвольно.

— Люди, которые уверены, что можно с помощью искусственных ограничений «защитить детей от влияния Голливуда», они действительно в это верят?

— Когда вы слышите такие слова, ищите, кому выгодно. Это выгодно опять же тому российскому продюсеру, который получает от кинотеатров «живые» деньги. Поэтому вполне естественно прикрыться борьбой за российское кино, за нравственность, патриотизмом. А в основе — экономический расчет. Но при этом важно понимать: любой проект в сфере культуры — это механизм трансляции и формирования смыслов у граждан страны. Государство должно думать и об этом, безусловно, и влиять, вопрос лишь, какими способами. Должно это быть решением отдельного чиновника или решением профессионального сообщества?

Андрей Архангельский (kommersant.ru, полный текст здесь https://www.kommersant.ru/doc/3903022)