Как 360-млн блокбастер превратился в пятилетний 200-млн военный фильм

MV5BNmU5ZTE4NGMtYjQxOS00MTRjLTg0ZTgtNDdhYTFjMmY2YzdmXkEyXkFqcGdeQXVyOTUzMzMwODc@._V1_SY1000_CR0,0,683,1000_AL_8 мая, накануне Дня Победы, в прокат вышла картина «Коридор бессмертия». Фильм рассказывает о малоизвестных фактах блокады Ленинграда. Консультантом картины до своих последних дней был Даниил Гранин. Ее поддерживали военные, ветераны, общественность. «Газета.Ru» поговорила с режиссером фильма Федором Поповым.

— Получается, что майские праздники начались с широкой всероссийской демонстрации (благодаря Минкульту РФ – прим. главреда) американского фильма про супергероев «Мстители: финал«?

— Получается так. «Коридор бессмертия» вышел 8 мая. В главный праздник – День Победы, и в последующие дни люди, конечно же, смогут увидеть картину.

— Это не первый форс-мажор, который происходит с картиной за почти 10 лет (!!!) работы над ней.

— Ключевая проблема, возникшая в процессе создания фильма, – острая нехватка средств. В 2014 году Министерство культуры выделило на создание картины 35 миллионов рублей, и мы начали подготовку к съемкам. Все шло по плану. Но за три месяца до начала съемок у банка, на счету которого находились средства, отозвали лицензию. Наши средства были заморожены, и это был форс-мажор, абсолютно неожиданный, и это было сложнее всего преодолевать.

Какое-то время, еще не понимая масштаб бедствия, и надеясь, что средства будут возвращены банком, мы по инерции шли вперед. К тому же людям и организациям, задействованным в производстве, нужно было платить не сразу, а по факту сделанной работы.

У нас были договоренности с Министерством обороны. В их ведомстве находится железнодорожный полигон, именно такой, какой был необходим для воссоздания исторической достоверности: с деревянными шпалами, как во время войны, с необходимой инфраструктурой. От этого тоже не хотелось отказываться. У нас был сделан огромный продюсерский задел, позволяющий значительно сократить средства, что удешевляло картину практически вдвое.

regnum_picture_15035669472257359_bigЕсли бы мы остановились, картина стоила бы не 200 миллионов рублей, а заявленные ранее в смете 360. Из-за простоя мы бы потеряли все наши организационные договоренности, которые уже были сделаны за год работы.

— Каков в итоге бюджет картины?

— Почти 200 миллионов рублей. Но при этом у нас слишком много возвратных средств. Например, Фонду кино мы должны будем вернуть 70 миллионов рублей, это я не говорю про личные займы и кредиты. Поэтому мы очень скрупулезно подходили и подходим к каждому этапу создания картины, в том числе к рекламной кампании – считаем каждый рубль.

-Фильм не был вовремя сдан в Министерство культуры. Вы должны будете оплатить штраф?

-По существующим правилам, Минкультуры может выставить штраф. Но я надеюсь, что в министерстве примут во внимание сложившуюся форс-мажорную ситуацию. У нас есть документы, подтверждающие банкротство банка, в котором находились средства, – это очевидный форс-мажор, независимый от компании.

— Штраф, да и ряд других трудностей можно было бы избежать, если пойти на компромисс. Например, урезать бюджет.

— Надо понимать, что такое военно-исторический фильм. В этой картине главное – история Великой Отечественной войны, которую мы хоть и рассказываем через нескольких героев, через их судьбы, но здесь важен масштаб. Если бы мы делали камерную картину, мы бы дискредитировали тему, и ее величие и значимость.

Иван Акимов (gazeta.ru, полный текст здесь https://www.gazeta.ru/culture/2019/05/08/a_12344905.shtml?refresh)