Российское кино в Каннах: итоги наших участников программы «Особый взгляд»

MV5BMGYyY2YwNDAtNjcxOC00MWE5LTlmNjEtMDE5NWQzMTM4MWEzXkEyXkFqcGdeQXVyMTkxNjUyNQ@@._V1_Говорят, чтобы попасть в Канны (Роттердам, Берлин, Локарно), надо непременно снять чернушный фильм про затхлую пьяную российскую безнадегу. Но Канны-2019 в очередной раз опровергают стереотип. Картины Кантемира Балагова и Ларисы Садиловой открывают непривычную иностранному взгляду Россию.

Приз «Особого взгляда» за режиссуру и награда FIPRESSI — «Дылде» Кантемира Балагова. Фестивальная пресса писала о неоспоримом даровании молодого режиссера, показавшего послеблокадный Ленинград таким, каким его еще не видели. Под покровом горя и отчаяния в героинях фильма — нежность, неотвержимое стремление к жизни. Фильм Балагова (на фото слева) напомнил о сокрушительном воздействии войны на города и души. Два года назад режиссер получил в Каннах приз ФИПРЕССИ за дебют «Теснота». Теперь 27-летний Кантемир, наряду с Андреем Звягинцевым и Кириллом Серебренниковым, получил прописку в «каннской номенклатуре».

Последний фильм программы «Особый взгляд» — нечаянная радость — «Однажды в Трубчевске» Ларисы Садиловой.

rsz800x800_f8b115316bb48855afca0d34048e2922Думаю, Садилова могла бы экранизировать и свою судьбу, ее лихие повороты на бездорожье. Это была бы история про режиссера со звонким началом карьеры — первые фильмы призваны на престижные фестивали, замечены критикой. Про глубокий кризис-колодец, когда денег на кино нет. «Избранные эксперты» в Минкульте отказывают год за годом проекту за проектом. Отчаяние подступает вплотную. Но все равно пытаешься что-то делать. Снимаешь короткометражное кино на периферии, в Брянской области. Находишь единомышленников. А потом вроде бы краткий сюжет требует большего пространства. И снова с большими перерывами снимаешь. Отправляешь без особых надежд фильм в Канны. Получаешь дежурную отписку: сожалеем, ваша работа не отобрана. Но через пару дней приходит другое письмо: «Вас ждут, мадам… в «Особом взгляде».

Садилова, по сути, не изменяла себе, снимала камерное кино со своей интонацией, смешивая документальность с игрой. Но ее не замечали. И вот…

2019-05-23t105137z_636804043_up1ef5n0u60u3_rtrmadp_3_filmfestival-cannes«Однажды в Трубчевске» — простая история любовной связи дальнобойщика (Егор Баринов) и приворожившей его вязальщицы Анны (Кристина Шнайдер). У каждого из них есть семья. Дом. Дети. Но он — в рейс, и соседка, румяная пышка, — сумку на плечи и в дорогу. Подобных гастрольных «семей» тысячи.

В скромном, очень русском фильме нет ни надрыва, ни фестивальных «ребусов», ни безнадеги, ни бьющего себя в грудь патриотизма. Даже юмор приглушенный, национально окрашенный. Чего стоит «эротика по-русски»: Анна в глухой избе танцует для своего лысого Казановы танец обольщения… в ситцевой ночной рубашке едва ли не до пят. А дану, дану, да най! Временами кажется, что Кристина Шнайдер в роли своей кукольной героини переигрывает, но обаяние, природная женственность все компенсируют.

MV5BMjY3YTFlNjMtMDIzMS00ZjA1LThkOTktOWIwZmRmYzRhZWRhXkEyXkFqcGdeQXVyMTMxODk2OTU@._V1_SY1000_CR0,0,699,1000_AL_Финал — праздник в Трубчевске юбилея Победы. И администрация расстаралась: наварили каши, оркестр играет. И народ отозвался. Дети и взрослые в военной форме, в пилотках, с георгиевскими ленточками. Чествуют последнего в городе ветерана. Фальшивое, «организованное сверху» крошится в искренних чувствах стариков, которые помнят… В Брянской области война была особо кровопролитной. Бойкая бабуля, хозяйка деревенского дома, рассказывает Ане, как у них «на потолку» партизан прятался, как выживала семья с пятью девками в голоде и холоде. Как на танках подвезли дрова. Провинциальная Россия Садиловой живет своей отдельной от имперских политических амбиций и баталий жизнью. Со своим пониманием происходящего, которое в нашей стране, как речка — движется и не движется.

Лариса Малюкова (novayagazeta.ru, полный текст здесь https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/05/25/80643-kantemir-balagov-poluchil-za-dyldu)