Cнятая за $650 тыс «Чайка» собрала $2 млн, снятый за $7.5 млн «Гурвинек» — менее $2 млн

MV5BOTgxNDE4Mjc3M15BMl5BanBnXkFtZTgwMDI4MDYzNTM@._V1_SX1334_CR0,0,1334,999_AL_В прокат завтра выходит экранизация чеховской «Чайки» Майкла Майера. Фильм, долго добиравшийся до российских экранов (его премьера состоялась на кинофестивале Трайбека почти год назад, а снят он был и вовсе в 2015 году), начинается не самым ожидаемым образом — со сцен из четвертого акта драмы, ближе к финалу.

У Майкла Майера (на фото он крайний слева), больше известного как театральный режиссер (он даже получил в 2007 году престижную премию Tony, а в его кинорезюме до «Чайки» значатся только две полнометражные ленты, несколько телефильмов и сериалов), и сценариста Стивена Карама, для которого это всего вторая работа в кино, вышла вполне традиционная экранизация без какого-либо новаторства.

MV5BMWRlYmU3OGYtNjc3Yy00MGM3LTgyYTEtNDk1YWZiMzQ3YjlhXkEyXkFqcGdeQXVyNjUwNzk3NDc@._V1_SY1000_CR0,0,1216,1000_AL_Авторы позволили себе единственное заметное изменение оригинала, которое тем не менее значительно влияет на расстановку сил в картине. Это возраст Аркадиной: она здесь не цепляющаяся за светлые кофточки «старуха» 43 лет, а, как и сама А. Бенинг, хорошо сохранившаяся, но все же 60-летняя женщина. Вместе с ней пришлось накинуть семь лет Маше, чтобы фраза «я старше вас почти вдвое» звучала правдоподобно.

В «Чайке» Аннетт Бенинг проделывает практически то же самое, что и ее героиня в той картине и романе Моэма, но только при полной поддержке режиссера и автора сценария. Почти ничего не меняя в чеховском тексте, а лишь слегка сместив акценты, они совместными усилиями полностью отодвигают Нину Заречную (Сирша Ронан) на второй план, делая именно Аркадину главной героиней и позволяя Бенинг почти безраздельно царить на экране.

MV5BMDBjNTU1YjQtOWM0NC00M2M5LWJjM2EtZTQyNjZiOGVkNjFiXkEyXkFqcGdeQXVyNjUwNzk3NDc@._V1_По счастью, режиссёр актёрский ансамбль собрал удачный — кроме Бенинг стоит отметить Мосс (на фото слева), которая извлекает максимум из каждой своей сцены, делая свою Машу почти карикатурной и в то же время по-настоящему трагичной, и Столла, который вполне убедительно дает понять, что же дамы находят в этом Тригорине, кроме его литературной славы. Хоул и Ронан в нужной степени молоды, порывисты и пылки, Джон Тенни в роли доктора Дорна мягко ироничен, чеховский текст остается точным и остроумным, даже пройдя через сокращения и перевод.

Юлия Шагельман (kommersant.ru, полный текст здесь https://www.kommersant.ru/doc/3908474)