Часть VII и последняя: плюсы и минусы «Матильды»

Чего же добилась депутат Наталья Поклонская и ее сторонники, закрутив столь шумную кампанию? Стремясь, чтобы «Матильду» увидело как можно меньше людей, в итоге они добилась обратного результата – на фильм зритель пошел, чтобы самому узнать из-за чего разгорелся такой сыр-бор и так ли уж оскорбительна картина. На 12 ноября её сборы составили 505.4 млн руб, и ленту посмотрело в кинотеатрах почти 2 млн зрителей. И это несмотря на отсутствие рекламы трейлера фильма на телевидении! Будет ли она коммерчески успешна, окупив расходы, увидим уже скоро.

content_001_ballet6После просмотра киноленты и разбора претензий к ней оценим объективно плюсы и минусы «Матильды». Одним из действительно новых моментов стал показ Ходынской трагедии 1896 г. Пусть усечённо и в разрезе романтических отношений, но Алексей Учитель первым посмел показать эту страшную давку в художественном фильме, затронув запретную тему в кинематографе – доведенные до отчаяния люди пришли на поле не от хорошей жизни. Туда пришли не сытые и обеспеченные семьи, а голодная беднота, верившая в царя-батюшку. Значит, не все так радужно было в империи, не просто так заполыхали революции 1905 и 1917 гг. Катастрофа, в которой только по официальным данным погибло 1389 человек, закрепила за вступившим на престол царем прозвище Николая Кровавого. Упоминания о Ходынке, разумеется, были во многих произведениях писателей и поэтов, являлись объектами съемок в кинодокументалистике. Но так полновесно в игровых фильмах тема не звучала никогда, даже в советских лентах.

kadr-Matilda-10Еще одним острым блюдом в фильме, «перееданием» которого явно не страдает российское кино, стала деятельность охранки, сыскной полиции. Оказывается, в царской России были не только прекрасные балы и дамы в роскошных туалетах, кружащие с элегантными кавалерами в неистовых танцах. Не только бравые офицеры в белых перчатках лихо скакали на конях и стрелялись на пистолетах, но и действовал безжалостный полицейско-жандармский аппарат. Эту сторону истории дореволюционной России современные борзописцы и синематографисты старательно обходят стороной – дурной тон. Оказалось, что и до революции спецорганы действовали жестоко, занимались пытками и расстрелами заключенных. А в самих структурах вовсю работали такие «мастера ножа и топора» как начальник сыскной полиции полковник Власов. До премьеры «Матильды» массовый зритель был уверен, что исправительные лагеря, оборотни в погонах и звери с автоматами, избиения заключенных, аресты по политическим мотивам и многие другие негативные элементы жизни за решеткой появились только в СССР. Что лишь после 1917 г. из ниоткуда возникли злодеи из ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ, а людей начали арестовывать по ночам и увозить в неизвестном направлении. Что обвинялись они в несуществующих преступлениях, содержались в чудовищных условиях и погибали в тюремных застенках. Теперь наконец стало ясно, что подобные органы и служившие в них люди – не порождение советской системы, они существовали задолго до нее как в России, так и в любой другой стране. Такие карательные механизмы защиты характерны для любого режима.

Еще один неоспоримый плюс фильма – он заставил россиян листать страницы истории, интересоваться у историков, как все было на самом деле. Лично меня многократно спрашивали о различных деталях романа. Много ли людей до последнего времени знали, кто такая Матильда Кшесинская и что у нее был роман с наследником Николаем? Теперь об этом знает вся страна.

О дате выхода фильма хочется напомнить, что изначально премьера планировалась в марте 2017 г., к 100-летию Февральской революции. Потом показ был перенесен на октябрь 2017 г. По официальным заявлениям, это было сделано во избежание конкуренции с более сильными лентами. По неофициальной версии небывалый ажиотаж вокруг «Матильды» и сдвиг ее премьеры на канун юбилея Октябрьской революции были призваны: отвлечь широкую общественность от круглой красной даты и ее критичного осмысления, снять градус напряженности и перенести дискуссии в чисто мирное, неуличное, русло (кухонные разговоры, научные конференции, обывательские споры и т.п.). В пользу этого свидетельствует следующее.

Да, Николай II является и ключевой фигурой картины и одним из важных участников революционных событий. Да, лента пропитана символизмом, пророчески намекающим на свержение правящей династии (падение короны с головы последнего императора) и гибель феодальной России, старой жизни в пламени революции и гражданской войны (метание в огне и смерть Воронцова в пожаре). Но представлять в виде связующего звена фигуру наследника 1890-х гг. и отрекшегося императора 1917 года через призму романтических отношений слишком опрометчиво. Ведь речь в «Матильде» идет не о политике царя, его войнах, отречении или расстреле, не о борьбе идеологий, в конце концов. Если это так, то инициаторам идеи все удалось – значительная часть общества была увлечена разборками между режиссером и депутатом вокруг посредственной ленты, не заметив то, что проплыло перед носом.

Каждому свое. Но запрещать фильмы только потому, что он кому-то там не понравился – это нарушение демократических прав россиян. Большинству «Матильда» не показалась оскорбительной. Очевидно, что в общественном сознании перед самой премьерой «Матильда» не ассоциируется с нарушителем закона. И среди противников запрета, между прочим, много православных, религиозные чувства которых почему-то не оказались оскорбленными.

Видимо для памяти последнего императора было бы гораздо правильнее снять некую розово-идеалистическую сказку из его юношеских увлечений, показывая будущего кровопускателя революции и одного из зачинщиков мировой бойни этаким невинным няшкой. Меж тем первые зрители не только не оскорбились от увиденного, но даже стали положительнее оценивать личность Николая.

Создается впечатление, что картина не угодила небольшой группе монархически настроенных религиозных фанатиков, сумевших запудрить мозги и части рядовых россиян. Прогнозируемые (от скандала вокруг «Матильды») некоторыми политологами и священнослужителями общественные неурядицы в духе Майдана, а также мифическая дискредитация РПЦ как колыбели православного фундаментализма несостоятельны. Сомнительно, чтобы переворот в стране и падение роли Церкви мог спровоцировать незначительный фильм, если сами православные активисты с гордостью признают, что верующих в стране подавляющее большинство.

Подведем итоги обзора. Ни в коей мере не оправдываю фильм как зритель, тем более не защищаю как историк. Сходить на «Матильду» можно, но если вы и не пойдете, то ничего особо не потеряете. А всем противникам картины хочется сказать: не желаете смотреть отечественное кино, ходите на свои шре(э)ки, трансформеры, супергеройские франшизы и тупые комедии. Это лишний раз покажет ваше истинное отношение к российскому кино, подобно «словесному патриотизму» чиновников и отдельных зрителей.

Все претензии к фильму несостоятельны, большая часть из них была выдвинута еще до его просмотра. Кампания вокруг мелодрамы использовалась для поддержки личности Николая II и идей монархизма. В преддверии президентских выборов это очень актуально – один из кандидатов на высший государственный пост является членом Монархической партии России. Все остальные причины запрета привлекались за компанию, для комплексности и придания веса аргументам.

Скандал вокруг ленты и ее выход на широкие экраны вряд ли случайно совпали со 100-летием Октябрьской революции: показать значимость последнего императора задолго до революции, из которой он фактически «выпал» еще в марте 1917 г. Параллельно «историчность» вышедших или готовящихся к премьере фильмов о Владимире Ленине («Демон революции»), Льве Троцком («Троцкий»), революции в целом («Крылья империи») тоже вызывает бурю негодования со стороны левых сил и тех, кто помнит СССР. Однако громить кинотеатры, угрожать и неистовствовать такие люди совсем не стремятся. Да и градуса страстей в интернете также не замечено. Создается ощущение, что «воинствующие безбожники и атеисты» на деле выходят более уравновешенными пацифистами, чем «миролюбивые» верующие-радикалы. Беспрецедентная охрана, выставленная на предпремьерном показа «Матильды» во Владивостоке 11 сентября, Новосибирске 22 сентября и по всей России с 26 октября была организована явно не для сдерживания рядовых зрителей, а против потенциальных акций православных фундаменталистов. Других оскорбленных просто нет.

Игорь Сергеевич Томилов для kinodata.pro